Екатеринбург, протесты против разрушения сквера у Драмтеатра, ночь с 13 на 14.5.19. Фото: Ольга Татарникова, t.me/fyodork
  • 14-05-2019 (12:16)

Защита среды обитания

Блогосфера о протестах в Екатеринбурге против строительства храма на месте сквера

update: 14-05-2019 (15:08)

В Екатеринбурге 13 мая начались массовые протесты против строительства храма в сквере у Драмтеатра: общественность города выступает не против РПЦ, но против разрушения сквера. В ответ были использованы парамилитарные формирования из чоповцев. Полиция очень слабо реагировала на незаконные действия чоповцев. Тем не менее протест продолжился, губернатор области вынужден был предложить переговоры.

Дмитрий Колезев:

"В Екатеринбурге в сквере у Драмтеатра начинают строить храм святой Екатерины, против появления которого неоднократно протестовали горожане. Ночью появился строительный забор. Поставили охрану.

Гонка публичных мероприятий (кто больше народу соберет?) до этого формально закончилась победой храмостроителей. Хотя их, естественно, обвиняли в использовании административного ресурса и подвоза сторонников.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

С точки зрения строителей храма, дальше спорить не о чем. Надо строить. Горожане привыкнут.

Жаль, конечно, что храм появляется именно так".

Он же:

"Все это выглядит дико — ибо храм назван "подарком городу", но разве бывают такие подарки, против которых люди выходят на митинги с угрозой быть задержанными или побитыми дубинками?"

Он же:

"Пока с обеих сторон не видно готовности к диалогу.

Епархия: храм должен стоять на этом месте, без вариантов.
Представители протеста: разговаривать 5х5 в кабинете губернатора не имеет смысла, нужна акция протеста.

Власть, конечно, сама виновата — вести диалог надо было раньше. Но мне кажется, что все-таки еще не поздно начать говорить, если есть такая возможность.

Хорошо бы все-таки всем выдохнуть, чуть-чуть успокоиться и попробовать пообщаться. Хотя бы попробовать.

Только обязательно — с прессой, с видеозаписью, с трансляцией. Пусть все всё видят.

А если не получится поговорить, все знают, куда пойдут гулять вечером".

Дмитрий Гудков:

"В Екатеринбурге народность выступила против православия и самодержавия. Жители города не хотят, чтобы, не спрося их, в сквере впендюрили очередную церковь. (Храм на драме, он же собор святой Екатерины, возможно, Тихоновой.)

А губернатор, в режиме спецоперации пробравшийся в свое кресло, хочет. Ему есть какие грехи замаливать. Вот только в XXI веке индульгенции уже не помогают: только честные выборы.

Отменили выборы мэра, поставили управлять городом назначенца — и начались столкновения на площадях. Власть защищают какие-то спортсмены-рукопашники, неотличимо похожие на бандитов. Полиция вежливо топчется в сторонке: это в Москве за повреждение зубной эмали дают квартиры. Как с этим на Урале — не очень понятно.

А где же РПЦ? Та самая, которая не мир нам несёт, но меч? Зелёные человечки стояли за спинами женщин и детей, черные человечки подыскали спины понадежнее?

Это все, конечно, не первые ласточки. Но с каждым днём стаи птиц разного калибра все сильнее затмевают солнце. Что это черненькое белеется там на горизонте?.."

Дмитрий Витушкин:

"Насчёт происходящего сейчас в Екатеринбурге.

Совершенно понятно, что будут теперь писать сторонники строительства храма: что протестующие — проклятые "белоленточники", бесы, заблудшие овцы, что они против христианства, что их подзуживают внешние злые силы и т.д.

Но я скажу очень простую, наибанальнейшую вещь.

Если бы возведение храма ОБСУЖДАЛОСЬ с местными, если бы власть спросила, хотят ли они церковь и если хотят, то на каком месте — конфликта бы не было. В стране, где большинство позиционирует себя как православные, строительство собора не вызвало бы никаких нареканий, если бы для него выбрали удачное место и не уничтожали парк.

Проблема российской власти последних 20 лет, большая проблема, — это нарочитое, демонстративное пренебрежение мнением людей. А всего-то надо научиться говорить со своим же народом. Для начала — хотя бы захотеть говорить, не чураться людей, не отделять себя от них и тем более не противопоставлять себя им".

Егор Седов:

"Вот что еще нужно отметить — по терминам и фактам.
1) Против строительства выступила ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ.
2) Против общественности никакой "глубинный народ" не выступил. (Все эти "скоро морду будут бить "белоленточным!" или "с мужиками приедем — разберемся!" — это сладкие сны троллоты и "спецрабочих", не знаю уж, стоявших ли у станка хоть смену). Против общественности выступила ОРГАНИЗОВАННАЯ ПАРАМИЛИТАРНАЯ СТРУКТУРА (как и в Москве год назад).
3) Дорогая (дорого обходящаяся) ВЛАСТЬ, знаешь ли ты, в чем опасность организованных парамилитарных структур? Нет-нет-нет, не для "либерастов" (так ты называешь общественность — очень разную — которая не принимает твоего отношения к правам, свободам и субъектности людей). Для тебя самой, власть. Тебе хочется, чтобы придавили протестующих, чтобы не случилось внезапно Майдана (кстати, лучшее средство от Майданов — говорить с общественностью на равных, дарю сей рецепт). Так вот, власть, это — начало. А может быть, и продолжение, когда парамилитарные структуры окончательно выйдут из-под твоего якобы надежного контроля. И вот тогда бояться надо будет не "либерастов", не прозападной публики, не протестующей общественности, не "экстремистов в соцсетях" и не тех, от кого ты не дождешься уважения. А тех, кого сама же выпестовала.
Те, кто привел к власти Гитлера в 33-м, тоже хотели немногого — чтобы профсоюзы придавил. Ну, что — справился, расчет оправдался, не так ли?..
4) Есть вещи, где регулирование необходимо — и это совсем не "вредная информация" и не Интернет, а частные охранные предприятия. Для которых должны быть прописаны и жестко соблюдаться "красные черты", выход за которые моментально ведет к статьям УК. Но ненужного регулирования — вагон, а нужного как раз и нет.
5) И все-таки дело — совсем не в отношении к религии. А в том, что одно из самых отвратительных последствий путинизма — слом среды обитания во многих городах. Причем ломающие среду обитания наемные работники (власть) не спрашивают мнения своих нанимателей — народа".

Он же:

"Портяночные авторы смешны: да-да-да, людей науськали, Шарп — госдеп... То, что люди субъектны, что у них может быть собственное мнение, составители методичек и их хозяева не признают и на смертном одре. Потому что если признают — они просто исчезнут со всей своей "вертикальностью", "скрепами" и идеологиями".

Федор Крашенинников:

"К событиям в Екатеринбурге
1) Спонтанно собралось около 2000 человек.
2) В итоге был повален забор.
3) Сквер заполнился людьми.
4) Полиция уехала, остался один ЧОП, вставший стеной вокруг какой-то палатки.
5) начались танцы и веселье.
6) мирные люди расселись по лавочкам и газонам
7) поставили палатку
8 ) прилетели комары
9) у нас весело".

Телеграм-канал "Урал. МБХ медиа":

"Как звери в клетке. Чоповцы и бойцы РМК в Екатеринбурге в сквере на Драме, где сейчас идет протест, зашли за вновь воздвигнутое ими ограждение и кидают камни и бутылки с водой в защитников сквера.

Люди в растерянности зовут: "Полиция! Полиция!"

Но полиция почти вся разъехалась, а оставшиеся сотрудники просто бездействуют".

Алексей Навальный:

"Екатеринбург. Губернатор Куйвашёв и местные олигархи привлекли вот таких православных христиан для защиты забора, которым отгородили городской сквер для того, чтобы построить там храм. — Вы зачем здесь? — Я? Храм отстоять, веру, ****ь. А вам, наверное, Навальный платит".

"Вот есть у меня тут верующие люди... Вы пойдете молиться в храм, который построило вот это вот? Нет, серьезно... Храм — это свет, а это тьма самая настоящая, мрак!" — пишет Кирилл Шулика.

Телеграм-канал "РуФабула":

"Храм (еще не построенный даже) за забором и в окружении титушек — это очередной символ современной России. Характерно выступила и Екатеринбургская епархия. Вместо примиряющих и успокаивающих слов пастве предлагается придти на молебен, где, видимо, в очередной раз прозвучит, что "наше дело правое и мы победим". Точечная застройка, храмы в шаговой доступности, рейдерские захваты — есть ли между ними разница? Внешне так никакой. Те же инвесторы, те же ЧОПы, та же власть, та же "паства", которая самоорганизуется в православную массу, когда надо святить яйца и куличи. А рядышком и чугунному Ленину местечко найдется. Вдруг опять переобуваться придется?"

Леонид Волков:

"То, что Куйвашев проснулся, наконец, и предложил устроить переговоры — запоздало, но хорошо. Это промежуточная, но важная победа для защитников сквера — публичное признание со стороны власти, что что-то пошло не так.

В 2010 году, перед митингом на площади Труда, меня приглашали ровно на такие переговоры в резиденцию губернатора. Я тогда бы крайне юн и неопытен: пригласили? пошел. Не думал ни про последствия, ни про риски, ни про публичность.

Было неприятно. Я один, а по ту сторону стола — с десяток начальственных жуликов разных калибров под руководством главы администрации Лашманкина (помните еще такого?) и какого-то крупного ментовского начальника. Обрабатывали меня на все лады часа полтора. До сих пор помню фразу, дословно: "Леонид Михайлович, а вы знаете, как выглядит человек, по которому в панике пробежала многотысячная толпа? Он тоньше листка бумаги, хоронить нечего. И это будет на вашей совести". Почему-то она мне врезалась в память, потому что было душно, страшно, и чтобы не так бояться, я пытался прикинуть в уме какие-то расчеты — точно ли будет тоньше листка бумаги? (Нет, это было вранье.)

Запугивание, ложь, перекладывание ответственности, угрозы провокаций — вот обычный арсенал власти на таких встречах. Не стоит ничего иного ожидать и сегодня на встрече в 16:00 в резиденции губернатора. Но на стороне сил добра — какой-никакой накопленный опыт.

Вот что надо понимать:
1. Больше всего они боятся массовых мероприятий, выхода людей на улицу. Боялись тогда, в 2010 году, испугались и сейчас. Главная линия увещеваний будет в том ключе, что сегодня снова выходить в сквер ни в коем случае не надо. Это будет вранье.
2. Лучшей защитой от запугивания является публичность. Хорошо, что идут пять человек; важно составить список так, чтобы обеспечить не только максимальную репрезентативность защитников сквера, но и придать всему происходящему максимум освещения.
3. Не надо верить никаким обещаниям, которые не будут сопровождаться понятными, очень прозрачными и четкими механизмами контроля и истребования оговоренного. Обманут.
4. Ничего не бойтесь. Помните, что единственное, чего хочет Куйвашев — замять и замести под ковер.

Исходя из сказанного — и из моего понимания происходящего в Екатеринбурге (я далеко и могу, конечно, сильно ошибаться) — я бы считал, что в делегацию на переговоры должны обязательно войти Ринат Низамов и Фёдор Крашенинников (Fyodor Krasheninnikov), обязательно, конечно, Анна Балтина, кто-то еще из молодых и заметных активистов — Полина Грейсман или Stepan Anchugov навскидку, разумеется Дмитрий Москвин (Dmitry Moskvin)".

Телеграм-канал "Запретное мнение":

"В Екатеринбурге местные жители за ночь обклеили запретительной лентой городские парки

В Екатеринбурге неизвестные противники постройки православного храма у театра Драмы за ночь успели пройти другие парки и обнести их запретительной лентой, поместив на центральных проходах таблички "проход закрыт".

Подобное рано утром можно было наблюдать: в Литературном сквере, в Парке Павлика Морозова, в Харитоновском парке, в Саду Вайнера, на Площади парижской коммуны (напротив оперного), в Парке Энгельса.

В данный момент коммунальщики провели экстренную зачистку, скрыв от взора людей последствия ночной акции".

Константин Фрумкин:

"Подумал — и с утра выяснилось, что и вся лента разделяет это мнение — что самым вопиющим фактом в рамках "екатеринбургского инцидента" стало, конечно, то, что один из инвесторов строительства храма послал на "разгон митинга" спортсменов из своей Академии единоборств. Мало нам росгвардии, так еще и "частные армии", которые до сих пор использовались у нас в основном для рейдерских захватов. Это, конечно, важнейшая опасность для гражданского мира, о чем сохранилась память с рейдерских случаев — особенно с 90-х годов. Ну и как говорит у Салтыкова-Щедрина судейский чиновник: "Итак, повторяю: ежели что заметите — идите к нам, а сами не распоряжайтесь, потому что это в круг ваших обязанностей не входит. Нынче много таких модников развелось, которые думают: зачем я в суд пойду? — лучше сам распоряжусь. И оттого у нас в суде по целым месяцам заседаний не бывает — зачем же суд? Но вы так не делайте".

Валерий Соловей:

"Деградация и распад властной ткани

Вот что демонстрирует разворачивающийся конфликт в Екатеринбурге. Нет мэрии. Нет губернатора. Нет полпреда. Полиция и Росгвардия фактически прячутся.

Есть боевики и противостоящее им общество".

Александр Кынев:

"Глядя на ситуацию в Шиесе, Екатеринбурге и т.д. Такое ощущение, что ситуация по всей стране для власти "поплыла". Казалось бы, после всех последствий "пенсионной реформы" надо внести успокоение, как минимум не делать ничего дополнительно раздражающего. Но руки чешутся и остановиться не получается, причем болевые удары начинают наносить именно по наиболее опасным, с точки зрения своей политизации и организационно-медийному потенциалу, группам и регионам. Это и зажравшиеся лоббисты типа Мираторга со своими раздражающими образованных горожан идеями о вмешательстве в самое для этой группы важное — сферу личной свободы, это и безграмотные чинуши на постах губернаторов типа Куйвашева или И. Орлова, которые пытаются разрушить привычный быт и комфорт людей. Безумная кампания Беглова и скандалы с питерским Первомаем. И это явно не последние события. Количество неадекватных чиновников явно перешло в качество принимаемых решений".

Эль Мюрид:

"Таких поводов, никак не затрагивающих политическую основу криминального режима, но крайне важных для людей, становится все больше. Их просто не освещают в затерроризированных цензурой СМИ. Они пока гасятся. Где грубой силой, как сегодня ночью в Екатеринбурге, где изматыванием — как это происходило с мусорными протестами в Подмосковье или сейчас в Шиесе. Но у цепной реакции деления тоже есть похожий механизм: пока защита срабатывает, графита хватает — число возникающих нейтронов в ходе распада меньше возможности защиты их улавливать. Коэффициент размножения нейтронов меньше единицы, все в порядке и под контролем. А потом происходит внезапное и быстрое увеличение плотности делящегося материала, и за какие-то наносекунды процесс приобретает принципиально иной характер. И происходит "бум".

А если учесть, что центральная власть традиционно при любом кризисе вначале рефлекторно прыгает в кусты, сидит там до полного изумления и начинает реагировать завтра на позавчерашнюю обстановку, то понятно, что тушить такой ядерный пожар она будет в лучшем случае ведрами с песком.

Есть и еще один момент, который нужно понимать в происходящих событиях: события переходят в региональную плоскость. Кризисы носят строго локальный характер, и когда именно люди начнут понимать, что местные проблемы требуют местного решения — лишь вопрос времени. Централизованная управленческая вертикаль, сгнившая местами насквозь, уже давно неадекватна происходящему в стране. Федерализация страны перезрела".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...