"...Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театр больше всего на свете, кроме блага и истины?"

Из монолога Т. Дорониной в фильме "Старшая сестра" по пьесе А.М. Володина (а не В.В. Володина)

Для тех, кто не помнит, не смотрел и не читал пьесу Э. Радзинского "Театр времен Нерона и Сенеки", напомню — пьеса и поставленные по ней спектакли всегда пользовались успехом у публики. Причем и изысканной театральной, и случайно попадавшей в театр и со времен средней школы плохо помнящей, кто такие эти персонажи. После того как я предлагал чаще ходить в картинные галереи, воспользуюсь этой театральной аллегорией и подведу итог статей, улегшихся в избирательный цикл 2018 года.

Успех выборов вместился в фразу С. Кургиняна, сказанную по горячим следам обсуждения в передаче В. Соловьева: "Демонический народ выбрал непреклонного демонического лидера". Трудно с режиссёром не согласиться, хотя комплимент достаточно сомнительный, на мой взгляд, сомнительный, но точный и справедливый.

Итак, итоги выборов. Официально победитель — Президент РФ В. Путин, повысивший свою легитимность! Стоп. А что, со времен новогодней ночи миллениума и публичного представления его граду и миру у него недоставало легитимности? Мне кажется, что в России всегда действует старый принцип — пока на стене весит портрет — руководитель, вождь легитимен. Другое дело, когда портрет снимают... Но не будем о грустном, что о происходящем в России во все времена практически обязательно. В любом случае "Цезарь умер — Да здравствует Цезарь! — Аве Цезарь!" Этот закон выборами непреодолим — природа возьмёт своё. Россиянам, да и мирянам просто нужно жить долго...

То, что выборы сродни театру, особенно в современном прочтении, бесспорно. Весь период привлечения электорального внимания в этот раз шёл под аккомпанемент театральных действий, то ли параллельных, то ли комментирующих происходящее в стране. Правда, действия были разные. От дела "Гоголь-Центра" во главе с Кириллом Серебренниковым и дела по проекту строительства нового здания для Малого драматического театра — театра Европы под руководством Льва Додина, до трагической, но предсказуемой кончины Олега Табакова, не только великого российского актёра, но и создателя театров ("Современника", "Табакерки" и сегодняшнего "МХТ им. А. Чехова"). Почему всё это символично?

Но всё по порядку. Главным оружием против П. Грудинина был крик о его деньгах, более того, уже при подведении итогов звучат голоса "доброжелателей" о том, что налоговая, следственный теперь должны им заняться. Интересно, по весне стоит ожидать перебоев с клубникой? Моё мнение — П. Грудинина испугались, как опасного кандидата, имеющего потенциал объединить социал-демократов, разумеется, густо замешанных на посткоммунистических дрожжах, и религиозно-патриотических, чувствительных товарищей, в единый строй. Почему так думаю? Потому, что иных посылов по извлечению из густого нафталина С. Бабурина с бело-жёлто-черным флагом, выглядевшего наиболее довольным на всём протяжении своего участия в выборах, и во время, и после объявления результатов, не вижу. Теперь уже можно на сытый покой, добавка к повышенной пенсии бывшего депутата честно заработана. Другое дело, зачем это стране? Вопрос, как всегда, останется без ответа.

Такой же с моей точки зрения мотивацией было обусловлено и появление скандального и драчливого "товарища", сколотившего миллионное состояние на комсомольской ниве. Представьте себе, не ДО, а ПОСЛЕ перестройки! Такое даже многим комсомольцам 80-х, которым всё было по..., "короче вам по пояс будет", было не по силам. Видимо, "товарищ" нашёл ручеёк, продолжающий течь из закромов Родины, и продолжает его с удовольствием сосать.

Добавлю только ещё один абзац. Появление П. Грудинина не статистом — новое явление на политической сцене перспективного актёра, если позволят ему расти, может, что-то и получится, как получилось в Литве, Польше, Болгарии, Румынии, Чехии, там, где помнили об ужасах явления "призрака", бродившего в ХХ веке по Европе. Однако, переболев им не без нашей помощи, они приобретали иммунитет и, не выплёскивая с водою ребёнка, пошли дальше по развитию национальной сцены, т.е. страны и истории.

Про "а что ...Титов?" даже написать нечего. Наиболее этот выход на сцену выборного театра напоминал роль без слов, в крайнем случае — "кушать (или, памятуя об Абрау-Дюрсо — пить) подано!" Ничего кроме скуки в зале это явление не вызывало. Уверен, через несколько лет об этой мизансцене никто не вспомнит, т.е. "ничто... Титов".

Ушёл актёр — по традиции нужно встать и проводить аплодисментами. Да, нравится это или не нравится, в течение практически 30 лет В. Жириновский украшал сцену своей игрой. Талантливой, порой остроумной, местами переходящей все дозволенные приёмы, и вот ставшей трагической. Как в театре, с О. Табаковым ушла эпоха, так и тут — мы свидетели её ухода. Конечно, разница есть. Истинный артист создал школу своих учеников, последователей, и она будет продолжать славу русского театра, а великий политический актёр, всегда окруженный свитой, так никого и не вырастил. Его трагедия в том, что результат выборов показывает — на выборах в Государственную Думу история ЛДПР может превратиться в историю. Это логично — выдающемуся режиссёру и автору сценария представленного всем спектакля — партия, играющая роль оппозиции, не нужна. "Финита ля комедия!". Великий актёр это понял. Путь, начатый меткой метафорой Ю. Корякина "Россия, ты сошла с ума", закончился практически этой же фразой, брошенной в зал, в эфир, электорату теперь самим В. Жириновским.

В театре нужно уметь вовремя уйти со сцены. Это помогает остаться легендой. Одним это помогают сделать трагические обстоятельства, другим подсказывают близкие, третьи, самые прозорливые, понимают это сами. Сожалею, в случае с Григорием Явлинским никто не решился подсказать необходимость этого ухода. Печально. Драматургии европейской демократии, как и демократии вообще, не специфической "суверенной", на нашей сцене не хватает. Если не будут сделаны выводы, шансов нет. Может быть, стоит вспомнить об экспериментах на мировой сцене и рискнуть, позволить сыграть роль Гамлета — женщине?**

Кстати о женщинах. Дебют Ксении Собчак, кем бы и чем бы он ни был организован и мотивирован, необходимо признать ещё одним наиболее важным событием этой постановки. Получив шанс выступить на сцене в новой для себя роли, Ксения им воспользовалась по полной. С моей точки зрения, переиграв задумку возможного сценариста и режиссёра. Роль исполнена. Объединение с Д. Гудковым и вливание свежей крови в партию А. Нечаева произошло — создана новая перспективная труппа, которая может продолжить свою игру на сцене. Создана не путём брака, а путём союза, т.е. компромисса, взаимопонимания и согласия в разделении ролей. Создана команда, не идеальная, с некоторым количеством балласта, который будет необходимо сбросить для успешного полёта, но команда, которую предыдущие десятилетия на демократической сцене создавать ни разу не удавалось из-за "звёздной" болезни главных артистов трупп. Впрочем, и сегодня, как и в любом театре (работавшие, служившие в театре это знают), "дружба" между соперниками в труппе, ещё очень много проблем и тех, кто постарается вставить палки в колёса. Особо считаю нужным сказать спасибо за установку, увековечение в монументальном искусстве памятной мемориальной доски Б. Немцову на доме, к которому он шёл по мосту... и где он прожил последние свои годы. Возможно, даже ради этого стоило ввязываться в эту игру. Дай Бог во время выборов в Государственную Думу удастся пролоббировать до конца и доску, памятник на месте вероломного убийства политика Бориса Немцова, чтобы прекратить вечную борьбу за человеческую память и совесть.

Последнее, по месту, а не по смыслу. Победа. Ещё раз подчеркну, легко прогнозировавшаяся ещё с 2000 года и вполне легитимная, процентом больше, процентом меньше, ничего не значит. В стране более популярного актёра, извините, политика, хотя по количеству сыгранных в фильмах за последние годы ролей Владимир Путин обошёл и Олега Табакова, и клан Михалковых, и даже Сергея Безрукова, и Евгения Миронова, с ним никто сравниться не сможет. Ещё бы, ведь на него практически работает весь коллектив театра, опять простите, увлёкся культурной темой, конечно — страны. На внешнем рынке эти роли пользуются очень ограниченной популярностью и пониманием, легитимности там цифры сборов в российском прокате не прибавят. Там и к своим-то актёрам, тьфу ты, политикам относятся со скепсисом, а к результатам выборов — часто с предубеждением, что уж им говорить о наших. Важно, что В. Путин получает от этого пока удовольствие, хотя усталость всё заметнее. Знаковым является — "Вы что, хотите, чтобы я до ста лет правил?!" Да, роль громовержца тяжела и в исторической перспективе может оказаться неблагодарной, об этом не лишне задумываться. Иногда, дабы не получилось "головокружения от успеха" не стоит забывать о реальностях самооценок — фанаты и фанатки хороши, но почти всегда необъективны, а клакеры легко перекупаемы новой звездой.

В заключении, без второго смысла этого слова в русском языке. Сценарий и режиссура, т.е. политтехнологии, опробованные на последних парламентских выборах, сработали на 100%. Доведены почти до идеала. Чего стоит одно новшество с возможностью кому угодно голосовать где угодно. На парламентских выборах, судя по всему, всё повторится. Публика жаждет продолжения сериала, спектакля. Потом... потом, думаю, сценарист и режиссёр всё-таки сможет убедить актёра в своём праве показаться на сцене во всём своём величии, разумеется, сохранив в почетной галерее торжественный портрет предшественника. Подождем. В России нужно жить долго и желательно чаще ходить в театр.

P.S. Пожалуй, самым красноречивым, самым театральным выступлением в ночь выборов было выступление у Владимира Соловьёва одного из старейших и лучших политтехнологов и политологов страны Игоря Минтусова — он просто отказался говорить..., наступила молчаливая пауза — совсем как в последней, немой сцене из "Ревизора" Н. Гоголя... И ещё, вспомнилась последняя фраза из великого спектакля Театра Моссовета с Ф. Раневской и Р. Пляттом — дальше, тишина...

Григорий Амнуэль