Горячие деньки сегодня у экспертов и аналитиков, подвизающихся на ниве политического прогноза. Рукотворный микро-тайфун "Томагавков", умаливший арсенал левантийской герильи, спровоцированной отпрыском одного из последних могикан холодной войны, сотряс не столько мировой политикум, сколько страту, которая формирует общественное мнение.

Между тем ее российский сегмент, как ни диво, выказал в адрес события осторожность и реализм оценок, разумеется, в относительных терминах. Большинство комментаторов не усматривают в кинжальном выпаде ВМС США запал возможного столкновения ядерных сверхдержав. Схожей позиции придерживается и автор.

Но каковы предпосылки для столь оптимистичного конструирования будущего? Как по мне, таковых раз-два и обчелся: удила, закушенные ВВП, при уничтожении российского СУ-24 турецким F-16, ну и... сама концепция гибридного передела мира по-путински — так называемых войнушек и силовых акций исподтишка — против, важно отметить, заведомо слабых соперников.

Последнее — будто весомый контраргумент для алармистов, бьющих в набат о том, что в ночь на 7 апреля 2017 г. мир стал куда более опасным и чреватым смертоносным противостоянием. Но упомянутый тезис, скорее, академичен, нежели передает нехитрую энергетику путинократии, а именно, героику игры в "Зарницу" не наигравшегося в войну недоросля, перекладывающего свои отроческие комплексы и грезы на ноты кровавой территориальной экспансии.

Стало быть, перед нами, на мой взгляд, не конфликт жизненно важных интересов в лице России и тех или иных стран или блоков, а субъективная, психически ущербная оценка мирового положения дел, туманящая мозг российского президента. Тем самым, возможная реакция России на недавний сверхгибридный и сверхболезненный щелчок по ее носу не столь уж очевидна, как многим это ныне представляется. Ибо мессианство и превратное толкование западной модели общества, осаждающие сознание ВВП, таят в себе малопредсказуемые рецидивы. Так что наши надежды о том, что фурункул горячей коллизии между Кремлем и Белым домом, внезапно вскочивший, рассосется воинственной риторикой и символическими демаршами, где приблизительны, а где — весьма распространенная склонность — выдавать желаемое за действительное.

Единственное, что перевешивает аналитические весы в пользу оптимистов, это эндемическая неспособность спецслужбистов, преобладающих в политической надстройке России, развязывать полноформатные войны — что удел прирожденных политиков, к когорте которых ВВП, при всем его зверином нюхе на поживу и цепкости, не относится. Скупать заблудшие души и загребать жар чужими руками, обкладывая периметр человечества зловонными кучками, — всегда пожалуйста, а бросать на приступ армии — мы такое не проходили, нам такое не задавали... Но, дай-то бог, чтобы так и было.

Между тем Дональд Трамп, будто бы паяц и шоумен, случайно обосновавшийся на политическом Олимпе, по-настоящему удивил, оставив российские элиты с отвисшими челюстями по крайней мере на несколько суток. Пусть он лишь резолютивное звено акции возмездия, захватывающей дух, но отныне та будет ассоциироваться только с его именем, вне зависимости от того, увидим мы развитие этой инициативы или нет. И, как ни странно, именно этот импульсивный и малообразованный политик овеществил предостережение Б. Обамы, озвученное по отсечении Россией Крыма 24.03.2014 г: "Russia will pay a price".

Разумеется, никто еще ничего не заплатил, и пока даже неочевидно, что заплатит. Однако компенсационный удар по восстановлению репутационной симметрии, а точнее функции мирового полицейского — при демонстрации полного технологического превосходства — американцами в Сирии был нанесен столь блистательно, что не очень понятно, как Кремлю отреагировать, дабы не обратить свои потуги в фарс. Более того, реванш достигнут в сугубо путинской вотчине — в плоскости гибридной войны, пресловутом патенте путинократов, так что уже сегодня речь может идти о новом витке развития оперативных инструментов военного дела. И динамика американского прорыва столь впечатляюща, что подзуживает ощущение: в вашингтонском загашнике — противостояния охамевшим, потерявшим берега парвеню от политики — много чего еще припрятано. Главное же — по ряду признаков ныне Вашингтону политической воли не занимать.

И последнее. В состоявшейся акции по принуждению русских к политическому "трезвенничеству" мне почему-то не видятся признаки популистского накачивания рейтинга, беспрецедентно низкого у Д. Трампа. То, что просматривается, это адекватный, точно выверенный ответ могучего, знающего себе цену государства-гегемона — беспризорнику мироустройства, вырвавшемуся из колонии-поселения маргинальной цивилизации. Ответ выстраданный, вымученный первым миром, заскочившим в фазу анабиоза, но, в конце концов, должным образом перегруппировавшимся и сменившим приоритеты.

Но поживем-увидим, ближайшие две недели прорисуют весь геополитический пасьянс.

Хаим Калин